Адрес:
г. Москва, ул. Чистопрудный бульвар д.1, офис № 6
Часы работы

ПН-ПТ: С 10:00 ДО 19: 00; СБ: С 11:00 ДО 15-00

Главная \ Новости \ Почему таджики и узбеки усиленно учат язык Пушкина, и как казахстанцам относиться к этому?

Почему таджики и узбеки усиленно учат язык Пушкина, и как казахстанцам относиться к этому?

« Назад

30.11.2018 10:48

В школах Узбекистана растет количество русских классов, а министр народного образования республики констатирует «серьезное увеличение реального спроса на школы с русским языком обучения». В Таджикистане ситуация еще более показательна – там не только строятся «русские школы» и переводятся на русский язык таджикские учебники, но и приглашаются из России высококвалифицированные носители языка для работы в средних школах, лицеях и гимназиях городов Душанбе, Худжанд, Куляб, Гиссар и Дангара. В чем причина возрождения интереса к русскому языку в этих странах? Что они рассчитывают получить в итоге? Выиграют они или же проиграют от появления там приличного пласта населения, говорящего на «чужом» языке? Надо ли нам в Казахстане анализировать данную тенденцию, и каким должно быть отношение к изучению русского языка у нас? Слово экспертам.

Толганай Умбеталиева, генеральный директор Центрально­ азиатского фонда развития демократии, кандидат политических наук:

«Это чисто экономическое решение, которое в будущем может иметь политические последствия»
 

– Не знаю, насколько в действительности масштабны процессы, о которых вы говорите, ведь СМИ зачастую в разы преувеличивают значение и размах тех или иных событий и тенденций. Но в любом случае могу предположить, что интерес к изучению русского языка в Узбекистане и Таджикистане связан с большим потоком мигрантов из этих стран в Россию. Как известно, РФ в качестве одного из требований к их пребыванию на своей территории выдвигает знание русского языка.

Кроме того, мигранты из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, которые его не знают, оказываются в сложных ситуациях, а самое главное – на нелегальном положении. А значит, в их же интересах осваивать язык страны пребывания.

Изучение русского языка – это, вероятно, самый легкий и быстрый способ решения проблемы безработицы в странах центрально-азиатского региона. Куда сложнее решить ее экономическими методами. В частности, я имею в виду создание условий для обеспечения занятости населения, снижения уровня трудовой миграции, особенно из села.

Иначе говоря, рост интереса населения к изучению русского языка, на мой взгляд, имеет чисто экономические мотивы. Но в будущем он может иметь политические последствия.

Айман Жусупова, эксперт ИМЭП при Фонде первого президента РК: «Позиции русского языка будут сохраняться»

– И в Таджикистане, и в Узбекистане русский язык все еще распространен как средство общения в быту, как основной источник информации в научной, и прежде всего, в научнотехнической сфере. Но уровень его знания, изучения снижается, и особенно это касается глубинки.

Исследователи отмечают, что, например, в Узбекистане при переходе на латиницу власти не смогли обеспечить перевод на нее огромного пласта научной литературы (хотя первоначально и задумывали). Вследствие этого за бортом в плане получения качественного образования осталось целое поколение, которое училось в школах уже на основе нового алфавита.

Соответственно сегодня качественное образование там можно получить только на русском. Инициаторы реформы не учли, что при трансформации такого базового параметра культуры и жизнедеятельности в целом необходимы кадры и время. До сих пор множество книг на узбекском языке издается на основе кириллицы, что объясняется привычкой, легкостью восприятия подобного текста как учеными, так и читательской аудиторией. О запросе на русский язык в Узбекистане свидетельствует, в частности, и тот факт, что Российский центр науки и культуры в Ташкенте (РЦНК) в ближайшие годы откроет 12 региональных отделений с целью поднять уровень знаний местного населения, молодежи.

Что касается Таджикистана, то власти страны прямо заявляют о существовании реальной потребности в русском языке. В этом плане показательна волна критики, поднявшаяся в социальных сетях по поводу уровня знания русского языка таджикским министром образования и науки.

В целом и в Узбекистане, и в Таджикистане русский все еще остается языком межнационального общения, основным средством общения городской интеллигенции, чиновников и бизнесменов, но степень его распространения значимо сузилась.

Отдельно стоит отметить, что для граждан Узбекистана и Таджикистана важно знать русский и в силу того, что Россия является основным миграционным реципиентом этих стран. Незнание русского языка влечет за собой негативные последствия для трудовых мигрантов, в том числе правовую беспомощность, систему двойной эксплуатации.

Казахстан, анализируя и учитывая опыт внедрения латиницы в этих странах, прагматично подходит к ситуации. У нас переход на нее тоже воспринимается как решение, которое позволит более успешно интегрироваться в мировое сообщество. Но одновременно существует понимание того, что отход от русского языка повлечет за собой потерю огромного пласта культурного и научного наследия, созданного на кириллице. Поэтому власти стараются осуществлять переход плавно, сохраняя позиции русского языка, кириллицы и постепенно повышая значимость государственного языка, на что сегодня существует большой запрос.

Принципиальное отличие нашей ситуации заключается в том, что на латиницу переводится только казахский язык, тогда как позиции русского сохранятся, и он по-прежнему будет использоваться на кириллице. У нас существует понимание того, что перевод казахского языка на новый алфавит – это сложный, многогранный и длительный процесс, который затрагивает социальные, политические, культурные основы жизни многих социальных групп населения. При этом переход на новый алфавит позволит модернизировать язык, объединить казахский этнос за счет равного старта в изучении.

Тем не менее, необходимо очень детально проанализировать ошибки, имевшие место в соседних странах, чтобы не получить такие же последствия.

Мирас Нурмуханбетов, один из учредителей форума «Жаңа Қазақстан»: «Нельзя перебивать язык Пушкина и Салтыкова-Щедрина языком Путина и Киселева»

– Мне трудно судить, какую именно цель преследует «увеличение количества классов с русским языком обучения». Это может быть что угодно. Например, целью может быть адаптация узбекских и таджикских гастарбайтеров в России, ведь не секрет, что их денежные переводы на родину не только помогают выжить их семьям, но и существенно пополняют бюджеты этих стран. Узбеки переводят порядка четырех миллиардов долларов, а таджики – около двух с половиной миллиардов ежегодно. Знание же русского языка позволит увеличить эти суммы, обеспечить безопасность гастарбайтеров в российских городах и постепенно избавить их от имиджа «джамшута» и «равшана».

Здесь может быть и политическая составляющая. Если Душанбе и прежде был в зоне прямого влияния Москвы, то Ташкент в связи с некоторыми изменениями своего внешнеполитического вектора (о чем писала и ваша газета), возможно, решил либерализировать «языковой вопрос». Здесь, кстати, следует отметить рост активности русскоязычных СМИ (местных, а также российских, ориентированных на Среднюю Азию), которые стали получать гранты и продвигать основные положения нынешнего политического курса Кремля.

Если говорить отдельно о Таджикистане, то это может быть и естественный процесс, поскольку русский там является языком межнационального общения, о чем свидетельствует 2-я статья Конституции этой страны. Возможно, количество русских школ и классов (как и таджикских) увеличивается просто вследствие роста численности населения, а из России все видится так, как ей хочется. В Узбекистане же число не только школ, но и лицеев и колледжей с русским языком обучения постоянно растет. Как, впрочем, и общее количество учреждений образования, что связано с демографическими тенденциями.

Что касается «выиграют или проиграют», то это их внутреннее дело, даже если через «языковой вопрос» кто-то пытается возродить империю, создать ее южный форпост или что-то еще в этом роде. В целом, объективно говоря, еще никто не проигрывал от того, что знает много языков, но при этом не забывает родной. Кстати, представители «нетитульных» наций в этих республиках очень хорошо знают язык «аборигенов», чего не скажешь о нашей стране.

А что Казахстан? Думаю, здесь нечего анализировать. Если, конечно, не педалировать искусственно проблему с той или с другой стороны. Пусть этим занимаются крайне правые нацпаты или самые ярые поборники «русского мира». Русский язык у нас фактически является самым распространенным и по многим параметрам опережает казахский, если не сказать – довлеет над ним. Хотя этот факт упорно не хотят признавать радетели за «великий и могучий» по ту и эту сторону границы.

Что касается моего отношения к русскому языку, то я придерживаюсь следующей формулы: нельзя перебивать язык Пушкина и СалтыковаЩедрина языком Путина и Киселева. Это совершенно разные языки, хотя звучат, может быть, и одинаково.

Айгуль Омарова, политолог: «Интерес определяет экономика»

– Нет ничего удивительного в том, что Узбекистан и Таджикистан вновь обращаются к русскому языку, увеличивают число классов с обучением на нем, приглашают преподавателей из России. Нужно поднимать экономику, не отставать от новых веяний, осваивать инновационные технологии и методы, что предполагает иное качество знаний. Вряд ли западные страны испытывают в этой связи интерес к вышеназванным республикам, поскольку особых природных богатств, на которые они могли бы «положить глаз», там нет. Поэтому остаются ближайшие соседи. К слову, и прежде, в советские времена, в этих республиках преимущественное хождение имели национальные языки. Сегодняшний же ренессанс, повторюсь, связан с необходимостью развивать экономику, и этому во многом должны способствовать технологии, машины и прочее, что можно будет получать из России. Иными словами, экономика определяет интерес.

Благодаря знанию русского языка эти республики выиграют не только экономически, но и в социальной сфере. Ведь Россия открывает там свои вузы, и Таджикистан с Узбекистаном начнут получать квалифицированных специалистов, а это уже гарантия повышения жизненного уровня в этих странах. Следовательно, поводов для социальных конфликтов убавится. К тому же немаловажное значение имеют вопросы национальной безопасности, и здесь лучше взаимодействовать с помощью русского языка.

В чем эти страны могут проиграть? Опасения относительно того, что таджики или узбеки забудут свой родной язык, вряд ли обоснованны. Ведь они впитывают его с молоком матери, и в семьях все равно больше говорят на родных языках.

Что касается Казахстана, то у нас иная картина в силу того, что казахская земля испокон веков была родиной для представителей разных народов. В этом отношении Таджикистан и Узбекистан являются более моноязычными странами. Нам, наоборот, нужно делать акцент на изучении казахского языка, но совсем не тот, на котором настаивают некоторые так называемые гражданские активисты.

Я, например, не встречала ни одного русского или татарина, который был бы против изучения казахского языка и внедрения его в делопроизводство. Другое дело, что некоторые носители языка крайне агрессивны в своих требованиях говорить только по-казахски, забывая о конституционных нормах и о правах человека. Прав был профессор Масанов, когда утверждал, что приказом внедрить казахский язык невозможно. Я бы добавила еще, что агрессией ситуацию не изменить. Требуется другой подход. Кстати, недоумение вызывает тот факт, что во главе ведомства, которое разрабатывает новый казахский алфавит и отвечает за судьбу казахского языка, стоит человек, заподозренный несколько лет назад в финансовых нарушениях. Согласитесь, что подобное не вызывает доверия.

Чтобы казахский язык стал по-настоящему востребованным, пора прекратить любые спекуляции на эту тему и ввести за них наказание, вплоть до

уголовного. Необходимо заняться организацией бесплатных курсов, клубов по изучению казахского языка. Деньги на это есть – нужна только политическая воля. И, естественно, требуется больше программ, публикаций на казахском языке, но без дидактики и нравоучений со стороны ученых мужей. Нужна живая речь авторитетных людей. Вспомните, как писатель Герольд Бельгер описывал многозначность казахского языка, приводя примеры того, как казахи именовали лошадей в зависимости от возраста. Вот сейчас нужно именно такое, чтобы люди ощутили богатство лексики и почувствовали интерес к изучению казахского языка.

Источник: https://camonitor.kz/32083-pochemu-tadzhiki-i-uzbeki-usilenno-uchat-yazyk-pushkina-i-kak-kazahstancam-otnositsya-k-etomu.html

 

 


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Наши контакты:
График работы:

ПН-ПТ: С 10:00 ДО 19: 00; СБ: С 11:00 ДО 15-00

Адрес:
г. Москва, ул. Чистопрудный бульвар д.1, офис № 6
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика