Адрес:
г. Москва, ул. Чистопрудный бульвар д.1, офис № 6
Часы работы

ПН-ПТ: С 10:00 ДО 19: 00; СБ: С 11:00 ДО 15-00

Главная \ Статьи \ КАК КЫРГЫЗСТАНУ УПРАВЛЯТЬ МИГРАНТАМИ И ИХ СРЕДСТВАМИ

КАК КЫРГЫЗСТАНУ УПРАВЛЯТЬ МИГРАНТАМИ И ИХ СРЕДСТВАМИ

« Назад

10.08.2018 14:24

О существовании и работе диаспор я слышала давно, но случилось однажды в январе 2007 года мне оказаться в Индии, и я увидела по телевидению трансляцию идущего в Нью-Дели конгресса диаспоры, собирающейся ежегодно со всех концов света. По разным данным, численность индийской диаспоры доходит до 25 миллионов. На фоне 1 миллиарда 300 тысяч населения Индии это небольшая цифра. Но индийцы твердо верят, что диаспора – это катализатор развития страны (у них действует солидное министерство по диаспорам), и точно также как хуацяо в Китае, они помогут мощному ускорению вхождения страны в мировой рынок.

Потому что диаспоры – это мосты, перекинутые из страны во все концы света. Индийцы живут на всех континентах мира, они крепко «проросли» в странах проживания, давно стали полноценными гражданами тех государств, достигли там впечатляющих высот в политической, экономической, социально-культурной жизни. Есть в мире премьер-министры, мэры, министры и губернаторы, главы политических партий – все они выходцы из Индии, немало конгрессменов, депутатов парламентов, лордов Британского Вестминстера, президентов и топ-лидеров крупнейших международных бизнесов, начиная с банков и до многих миллионов владельцев средних и малых предприятий, ведущий состав и двигатели Силиконовой долины в Калифорнии и др.

Получается, диаспоры способны толкать страну к устойчивому развитию через финансовые вливания и инвестиции, через трансфер новых технологий, передачу социальных инноваций, профессионального опыта, оказать международную поддержку в проблемных вопросах развития, живя в другой стране, не возвращаясь на историческую родину.

Как работают диаспоры? Они прежде всего самоорганизуются, формируют сообщества на основе доверия и взаимопомощи, интегрируются в гражданскую, общественную, культурную, политическую жизнь там, где они осели; стремятся сразу улучшить уровень своей жизни, не отставать и не выделяться из окружения; особенно пекутся об образовании своих детей, думая о полном их интегрировании в страну пребывания. Создают свои СМИ, начинают вступать в политические партии, общественные организации, велика среди диаспоры роль религиозных объединений, национальных иконических персон, лидеров из числа мигрантов, каким к примеру был Махатма Ганди, живший долгое время в Южной Африке.

Кто входит в диаспору? Применительно к Кыргызстану это граждане, временно или постоянно проживающие за пределами государства, это выходцы и их объединения, к какой бы этнической группе они не относились. Наша диаспора весьма молода, слабо структурирована, держится на энтузиазме патриотов, делающих порой невозможное, чтобы помочь, объединить разрозненных мигрантов вблизи и в дальнем зарубежье. Постсоветская миграция затронула почти половину населения республики либо через свой собственный опыт, либо через опыт семьи. Но никогда прежде численность оттока людей из страны не достигала таких чувствительных для экономики и будущего страны пределов как сегодня.

Кыргызы и в прошлом не стояли на обочине мировых миграционных магистралей, на протяжении последних веков миграционные движения в Евразии «прошли» и наши земли, не обошли нас: начнем с Уркуна, с трагического исхода кыргызов в 1916 году.

Сразу после столыпинской земельной реформы к нам хлынули потоки крестьянских поселений из России, затем в конце 19 века последовало переселение немцев в Таласскую долину, после гражданских войн в России в 20 веке стали приезжать раскулаченные переселенцы из Украины и черноземных русских земель; параллельно шел немалый по численности исход коренных жителей нашего края вслед за преследуемыми басмачами через горы в Китай и Пакистан; усиливалось рабочее пополнение на новые индустриальные объекты в советском Кыргызстане, особенно перед и во время Второй мировой войны; в это же время депортация из Кавказа привела к нам массы чечен, ингушей, кабардин и балкарцев, турков-месхетинцев; на наших глазах в 60-е годы 20 века через всю страну прошли потоки переселенцев из Китая, а с середины 80-х годов прошлого века мы стали свидетелями массового отъезда немцев в Германию, евреев, русских и украинцев на исторические родины.

Хорошо помню международную конференцию Агентства ООН по беженцам в 1995 году в Женеве, где я председательствовала наряду с тогдашним Верховным Комиссаром ООН Садако Огата: число мигрантов, временно перемещенных лиц и беженцев только на территории бывшего СССР зашкаливало за 27 миллионов человек!

Как мы управляем миграцией?

По самым грубым оценкам, общее число всех уехавших из Кыргызстана за последние два десятилетия по миру перевалило далеко за один миллион человек. Официальная статистика раскладывает всех их по разным полочкам: уехавшие на постоянное место жительства, мигранты с долгосрочными и краткосрочными планами, флюидная/сезонная/пиковая миграция. До 800 тысяч кыргызстанцев в годы независимости, по самым грубым подсчетам, стали гражданами других стран. Благо, в отличие от России, где идет естественная демографическая убыль и положительное сальдо миграции, у нас в республике постоянный естественный прирост населения и отрицательное сальдо миграции.

Перед лицом многолетнего одностороннего оттока человеческих ресурсов из страны вовне, впечатляющих, куда не кинь глаз, цифр числа наших мигрантов во всех странах, становится ясным: миграционная ситуация, как зеркало, отражает экономическое положение страны. Одно утешает: такой период в своей истории переживали многие страны и даже те, кто сегодня возглавляет десятку высокоразвитых государств мира. Кыргызы и в прошлом не стояли на мировых миграционных магистралях, миграционных движений в Евразии.

Окажетесь в Брюсселе, сходите в Королевский музей изящных искусств, на самом нижнем этаже вглядитесь в картину художника Эжена Ларманса «Эмигранты», написанную им в 1896 году. Плотные ряды отъезжающих на корабле за океан в эмиграцию на заработки людей, которые не сводят глаз от силуэтов родных домов. Прошло больше века: железнодорожный вокзал Бишкека или аэропорт Оша просятся с ходу в аналогии этой картины.

Меня удивило, привело в оторопь сказанное политическим советником председателя Социал-демократической рабочей партии Швеции на комитете Риксдаг по миграции демографической политике в 1932 году Хансом Енсеном: «Когда из страны уезжают ученые, инженеры, врачи и остальные представители умственного труда, уезжает цвет народа - интеллигенция, то потом в такой стране правителями становятся «бизнесмены», политиками становятся плебеи и проходимцы с улицы, а депутатами базарные спекулянты, спортсмены и артисты». До боли знакомая нам картина!

За прошедшие четверть века нашей суверенной жизни мы с трудом справлялись в управлении миграцией - этим важнейшим ресурсом страны, менеджмент этих процессов оставляет и сегодня желать много лучшего, требует основательной встряски, государственного подхода, кардинальных перемен. С каждым годом стал проступать тренд, а мы стали лучше понимать через собственный полный мук и лишений, трудный опыт важность и значение миграции для развития: с отъездом из страны большой массы трудоспособного населения, кто знаниями, профессиональными умениями и просто рабочей силой помогает и поддерживает чужие экономики, нам самим все труднее стало обуздать бедность у себя.

Все заметнее с годами становился приход денежной помощи от мигрантов, поддержка ими социальных нужд членов их семей, как образование, здравоохранение, социальная поддержка, тогда в рост пошло потребление, таким образом в настоящее время отчасти поддерживается экономический рост в стране. Однако и это понимание важности взаимосвязи диаспоры, миграции и развития в целях экономического и социального развития страны не осознано во всей ясности всей вертикалью власти, общественностью, учеными, не уложено в должные программы, дорожные карты, стратегии.

В Национальной стратегии-2030 этот смысловой узел отражен вскользь одной строкой! Скоро увидим, как прописан этот ключевой тезис в Стратегии развития КР-2040. Если денежные переводы мигрантов составляют за последние годы треть, а в 2017 году 37% от ВВП КР, и когда говорим о мигрантах, то речь идет о трудоспособной, в фертильном (детородном) возрасте людской массе, образованном, динамичном электорате, и они составляют почти половину экономически активного населения, почему же тогда управление этим участком отдается в руки маленького периферийного агентства правительства, где его руководство меняется буквально каждый год?!

Считается, что средненький депутат или неквалифицированный партийный избранник из фракции ЖК «Республика-Ата-Журт» - выбирать такого стараются из районов высокой миграции,- сходу справится с этой ролью. Именно поэтому вот уже третий год в правительстве не продвигаются и не утверждаются важнейшие документы, регулирующие миграцию: Национальная стратегия по миграции, Миграционный кодекс.

Нет у службы миграции плана действий на ближайшие два года; 2018 год на изломе, а Программа и план мероприятий на 2017-2018 гг. по поддержке соотечественников за рубежом, разработанный по настоянию группы депутатов ЖК, гуляет до сих пор по министерствам на согласовании. Миграционная служба и Минтруда и соцзащиты не согласовывают и не утверждают совместно годовые планы действий по занятости рабочей силы. Нет даже в проекции закона о рабочих профессиях. За рубеж чаще всего уезжают неквалифицированные без должной подготовки молодые и старше рабочие, не способные защитить свои права, становящиеся легкой добычей дельцов по работорговле.

У правительства, несмотря на то, что пресса, каждое известное печатное или интернет-издание активно и часто поднимает вопросы миграции, нет никаких разработок и идей, общественных обсуждений об эффективном управлении миграционными процессами, все катится по принципу реакции на переполняющие чашу терпения текущие факты и чрезвычайные происшествия, нет видения, долгосрочного подхода: как остановить односторонний отток, положить конец порочному кругу трудовой мобильности, перетекающего уже на второе поколение людей.

При этом речь до сих пор мы ведем только о внешней миграции, встает другой не менее важный вопрос: какова наша стратегия действий относительно внутренней миграции, на фоне быстро увеличивающейся радиальными кругами массы сельчан вокруг крупных городов? Когда будет налаживаться системная работа по оценке потребностей растущего населения в жилье, когда будет проведен пересмотр генпланов сел и малых городов, проведена необходимая трансформация и справедливое распределение земель, т.к. потребность в этом есть и немалая, в каждом населенном пункте есть очереди тех, кто ждет наделов. Особенно это касается молодых семей, которые, имея свой собственный земельный надел, уезжая на заработки из страны, не теряли бы связь с родиной, думали о возвращении и строительстве своего дома.

По вопросам миграции не мобилизуются научные силы, если и ведутся какие-то исследования и прогнозы, то, как правило, это спорадические единовременные проекты на средства доноров. Если миграция стала на сегодня нашей горькой судьбой, фактом современной экономики, за счет которого обеспечивается благосостояние немалой части населения, тогда почему миграция не является предметом основательного изучения ведущих экономических кафедр наших бесчисленных университетов, исследовательских учреждений, как Национальный институт стратегических исследований, Институт экономики Академии наук, Экономический университет?!

Где здесь координирующая и направляющая роль Министерства науки и образования? Куда, если не в такие крайне нужные направления идет бюджетная поддержка научных изысканий в нашей стране? Завершится ли и когда миграция из КР, как оптимально управлять трудовыми ресурсами? Уж так ли бесконечно молода наша страна, где/когда начинается черта старения населения? Кто вообще всерьез и прогностически занимается демографическими проблемами Кыргызской Республики? Вне сомнения, нужны серьезные фокусные разработки и непременная шаг за шагом под государственным взглядом реализация здоровых предложений и мер по этим приоритетным направлениям, чтобы ответить на эти вызовы.

С учетом высокой важности и доходности трудовых ресурсов для развития страны, ее экономики, может стоит еще раз подумать о создании самостоятельного Министерства миграции и занятости на переходное время, пока не спадет приоритетность миграции, которым необходимо управлять профессионально, со знанием и видением дела. Нельзя следовать размеренному, всуе, обычному управлению страной в привычных условиях, вопрос стоит о сохранении народа, его самости, самого ценного – людского - потенциала нации. В похожих с нами условиях, когда бюджетных средств крайний дефицит, в таких странах, выделяя приоритет, идут даже на объединение министерств образования и культуры, но создают солидные миграционные ведомства.

Во всех постсоветских странах, где всерьез занимаются этими вопросами – Грузия, Армения, Молдова, Азербайджан - есть отдельные министерства по миграции и труду, и отдельно министерство или бюро по работе с диаспорой. Государственная политика по управлению миграцией, диаспорой в странах Южного Кавказа осуществляется органами госуправления под руководством президента страны. В Армении действует национальный совет по главе с президентом. Здесь исходят из того, что речь идет о единстве народа, сплочении разъехавшихся по миру граждан, сохранении их национальной идентичности во имя построения нового государства.

Управление миграцией по-государственному

У нас вопросы управления диаспорой задвинуты на задворки настолько, что после многократных усилий, лоббирования ее приоритета на повестку дня через «говорящх» голов в ЖК нам едва удалось в 2015 году создать Совет по работе с соотечественниками при правительстве во главе с вице-премьером, да и тот из-за частой смены правительства, работает из рук вон плохо. Разве можно привлечь диаспору к сотрудничеству в целях развития КР, если этими людьми и их объединениями никто в руководстве страны всерьез не интересуется, не видит их работу, не поощряет и не оценивает их вклад?! Нечастые встречи руководства страны с мигрантами, спорадические объезды депутатов ЖК мест густых дислокаций рабочей миграции при поддержке знающих экспертов Службы миграции не могут заменить механизмов системной работы с людьми; пока этот пробел успешно заполняют лишь наши священнослужители, не уступая ни в частых встречах на местах, ни в регулярных дистанционных связях с использованием самых последних технических форм коммуникации.

В управлении миграцией со стороны правительства требуется весьма разветвленная координация работы министерств и ведомств. Прежде всего нужна учеба, тренинг многих из них по вопросам миграции. Совершенно правильным, считаю, было решение президента о передаче Академии государственного управления в ведение Госкомитета государственной службы, которая обязана знакомить на регулярной системной основе все категории госслужащих с проблемами и запросами миграционных процессов.

МИД ведет большую разноплановую работу в области миграции, в том числе в наших посольствах за рубежом, где совместно с представителями Службы миграции скрупулезно занимается всеми проблемами мигрантов, стихийно едущих в РФ, Казахстан. Безусловно, эта работа весьма хлопотная, нередко на срыве нервов в силу огромной массы людей и случающихся несчастий с ними. Работа с мигрантами занимает более половины времени работы этих посольств и их консульств. Некоторые вопросы требуют скрупулезного изучения, нестандартных решений, т.к. стоят на стыке межгосударственных отношений.

Наши мигранты по факту являются реальными, самыми крупными инвесторами в нашу экономику. Тому подтверждение простая арифметика: объем денежных переводов составляет 37% к ВВП КР, а это в три раза превышает чистую стоимость прямых иностранных инвестиций, получаемых страной в последние годы. Почему в таком случае МИД совместно с Минэкономики, частью которого является Агентство по привлечению инвестиций, не ведет должную работу с нашими мигрантами, соотечественниками, выехавшими за рубеж в разные годы по разным причинам?

МИД давно практикует назначение почетных консулов из числа наших соотечественников, ставших гражданами РФ, но эта работа больше отвечает потребностям защиты прав наших граждан в тех местах. Приток инвестиций, за который в соответствии со своим мандатом сражается весь аппарат инвестагентства, как показывают цифры этого года, катастрофически упал по сравнению с прошлым годом, но нам неизвестны случаи, когда работники Минэкономики предметно работали бы с нашими соотечественниками, живущими долго за рубежом. А ведь среди них немало тех, кто имеет солидное образование, хорошую работу в частном секторе, у них добротная репутация, уважение в деловых кругах. Это фактически наши торговые представители в тех или других странах. Но такие идеи и практики у нас не применяют, не доверяют, страхуются...

Наши послы должны помочь найти таких представителей и предложить Минэкономики перечень этих лиц. С ними официальным работникам министерств, наряду с обычной работой по поиску крупных инвесторов, надо работать во время визитов, встречаться по вопросам торговли и инвестиций, вовлекать бизнесменов из числа диаспор в экономические программы для укрепления региональной и международной конкурентоспособности нашей республики.

Думаю, что заметный рост числа туристов в страну за последнее годы - это не только результат работы наших ведомств, скорее это влияние и агитация наших многочисленных соотечественников, живущих по миру, приглашающих к себе на родину своих новых родственников, соседей, коллег приехать, погостить, увидеть ее своими глазами.

Почему бы при посольствах КР в РФ, Казахстане, Берлине, Сеуле, консульстве в Стамбуле не организовать деловые клубы, за которые отвечал бы советник посольства по экономическим делам. Доступ к информации – пол-успеха для бизнесмена, поэтому регулярное информирование заинтересованных деловых кругов-мигрантов от приехавших в командировку руководителей ведомств вошли бы в обиход, а проведение бизнес-форумов диаспор стали бы нормой. В Москве находятся органы ЕАЭС, имеющие экономический мандат, их информация была бы также важна. В идеале деловые клубы при посольствах должны стать школой-тренингом для создания старт-апов, облегчающих мигрантам вложение накопленных инвестиций в собственный бизнес на кыргызской земле. Именно о таких инвестициях, возможно пока весьма скромных размеров, но реальных, мы должны вести речь. Гигантомания – не про нас, давайте будем реалистами!

Как оптимизировать вложения мигрантов?

Особенно важна работа по стимулированию мигрантов вкладываться в создание сельхозпредприятий, СП, пусть оно будет небольшое в сфере сельского туризма, новых энергоисточников, в ипотеку. Очень нужны поддержка, программы по предоставлению доступа возвращающихся мигрантов к инвестициям, оптимальному использованию заработанных денег и денежных переводов. Не видна роль Министерства соцзащиты и труда, чей мандат в этом деле всеобъемлющ и первостепенен.

В такую работу должно активно подключаться и ГАМСУМО, которое по глубокому недопониманию отодвинуто от дел, ставших судьбой и уделом сотен тысяч жителей села и малых городов. Задача этих ведомств - помогать в получении кредитов для малых предприятий на уровне местного самоуправления, обучать женщин-мигрантов предпринимательству, поддержать усилия частного сектора по обеспечению рабочими местами возвратившихся мигрантов. Национальный Банк должен многократно усилить свою работу по повышению финансовой грамотности населения, включая мигрантские круги.

В Молдове, Украине с 2010 года стали приживаться программы, которые показали свою эффективность в Мексике и ряде других стран Латинской Америки еще в начале 2000-х годов как Программа 3+1. Ее суть в том, что если мигранты собрались провести канализацию, воду, построить школу, починить дорогу в своем селе, то в каждый вложенный мигрантской общиной доллар правительство в лице государственных и местных органов инвестирует 3 доллара. В Молдове есть немало убедительных примеров, как правительство при поддержке Европейского Союза, правда по формуле 1+1, на деле финансами поддержало вложения мигрантских денег в строительство комбикормового производства, мельницы, мини-фермы по разведению и откорму кроликов, разведению улиток, птицефабрики, фермы крупного рогатого скота, цветочных теплиц, фабрики по производству гранул из биомассы, фабрик по производству мебели, по производству веников из сорго, открытие автошколы и автосервиса, медцентра, зоны отдыха. Общий объем финансирования в 2016 г. достиг 2,5 млн долларов США.

Кажется немного, но с учетом создания постоянных рабочих мест, новых частных производств, эффект вложения в них многократный! Было бы крайне важно и у нас внедрить этот эффективный метод оптимизации вложения денег мигрантов. Правительству необходимо найти источник средств для реализации такого рода проектов, на которые мигранты готовы потратить свои средства. Это своего рода Фонд поддержки малого и среднего бизнеса, опыт, который мы имели в прошлом.

Давно не слышно о ходе работы Службы миграции совместно с МИДом по плановому заключению договоров с зарубежными странами по организованному найму рабочей силы. Исходя из календаря будущих крупных мировых спортивных соревнований, мы ждем результатов переговоров с Катаром, где в 2022 г. будет проходить следующий чемпионат мира по футболу, с Японией, которая готовится к Олимпийским играм 2020. Там на Окинаве успешно работают молодые кыргызские парни в гостиничном бизнесе, они могли бы быть инсайдерами для поиска работы для наших сил.

Представляется, что есть немалый потенциал в механизме побратимских городов, сетке связей между городами и областями нашей страны с зарубежными партнерами как с точки зрения привлечения инвестиций, так и возможно более благоприятной организации трудоустройства на работу наших мигрантов. Разве нельзя собрать все эти связки в каждой области и городе за прошедшие четверть века, встряхнуть эту сетку договоров, подписанных при визитах, но чаще всего через человеческие теплые контакты, исторические события, реальный вклад двух народов в дружбу и взаимопонимание народов и государств?! Надо привести наши мэрии и обладминистрации в движение, знаю из первых рук, что эти механизмы в рамках Европейского Союза работают эффективно. Почему мы не можем сделать то же самое в рамках ЕАЭС?!

Заключение
На фоне безработицы, бедности, трудностей нескончаемого переходного периода немалая часть людей продолжают думать о выезде. Уезжают, чтобы поднять стандарты жизни, пусть даже там будут заниматься черновой работой, а сами они с высшим образованием. Едут за более высокой зарплатой. Едут, чтобы дать образование детям, значит надо больше внимания уделять нам образованию у себя дома. Едут по принципу домино: поехали друзья, одноклассники, соседи, родственники, почему бы и нам не съездить, мир посмотреть, увидеть своими глазами как люди строят свою жизнь лучше, умнее нас. Самолеты и поезда, автобусы и легковые автомобили из страны полны народа в поисках лучшего хлеба. Весьма чувствительна для нас утечка мозгов!

Страна, кроме высокого накала борьбы с коррупцией, ждет настоящих реформ в экономике. Четкой, слаженной профессиональной работы правительства. В управлении миграцией надо перестраиваться, постепенно уходить от краткосрочных ее выгод, как отправка избытка рабочей силы на рынке труда. Не впадая в дрему от высоких каждый квартал-полгода-год цифр поступающих мигрантских денег, пора думать и выстраивать пути возвратной миграции. Надо начать работать над стратегическим видением мобильности наших соотечественников: в Национальной Стратегии 2040 должно быть четко обозначено когда КР должна стать страной, создающей благоприятные условия для гражданской, экономической, политической активности для своих граждан, привлекательной для возвращения членов диаспоры. Чтобы не стыдно было за нее за рубежом, а дома гордились бы своей страной.

Пока очевидно, что миграционная модель в стране течет в стихийном малоуправляемом режиме, очерченном скорее рамками правил принимающих стран. Видно как много работы мы должны делать у себя дома, чтобы накормить, обучать, обустраивать и содержать свой народ. Использовать накопленные мигрантами знания за рубежом после их возвращения в целях развития. Пока мы делаем эту работу неважно, управляем своей страной как можем.

Окончательная стабилизация наступит, когда пойдет общий экономический рост. Период стабилизации зависит от нас с вами, как долго он будет длиться - одно или два десятилетия, - сумеем ли мы объединить вместе политику в области диаспоры, миграции и развития.

Именно поэтому во весь рост стоит вопрос профессионального управления этим направлением, приоритетного внимания к нему правительства и президента.

Роза Отунбаева

Источник: http://paruskg.info/glavnaya/156079-kak-kyrgyzstanu-upravlyat-migrantami-i-ih-sredstvami.html#comment



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Наши контакты:
График работы:

ПН-ПТ: С 10:00 ДО 19: 00; СБ: С 11:00 ДО 15-00

Адрес:
г. Москва, ул. Чистопрудный бульвар д.1, офис № 6
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика